Главная > Личность > Интересные факты
Поиск на сайте   |  Карта сайта

Иван Андреевич Крылов

Аудио-басни

 

Интересные факты

 

В январе 1774г. Пугачев поклялся повесить Андрея Прохоровича (отца Ивана) и всю его семью за яростную защиту Яицкого городка. Мать вывезла маленького Ваню Крылова, спрятав в большом глиняном сосуде.



Цензор и профессор Петербургского университета А.В. Никитенко так описывает жилище баснописца:
«Комнаты Крылова похожи больше на берлогу медведя, чем на жилище порядочного человека». 

С.Н. Мартин, приятель Крылова писал:

Достоин в мире быть между ленивых папой
В постели век лежит Андреич косолапый
И тем лишь не медведь, что лапу не сосет.
Всяк в дураках теперь, его кто басен ждет.
Забывши муз и чтя обжорство и Морфея,
Лишь сон и пироги в уме злодея.



Крылов неряшливо одевался, волосы его были растрепаны. Рубашки были зачастую залиты кофе или каким-нибудь соусом.
Художник В.Г. Солнцев вспоминал о том, как однажды Крылов собирался на маскарад и спрашивал совета у жены и дочерей А.Н. Оленина, какой наряд выбрать. Они предложили ему вымыться и причесаться, тогда бы он без сомнения остался неузнанным.

Иронически-шутливо рассказывал Крылов об обедах во дворце.
«Что царские повара! — сокрушался Иван Андреевич.— С обедов этих никогда сытым не возвра­щался. А я ... прежде так думал - закормят во дворце. Первый раз поехал и соображаю: какой уж тут ужин — и прислугу отпустил. А вышло что? убранство — сер­вировка — одна краса. Сами суп подают: на донышке зелень какая-то, морковки фестонами вырезаны, да все так на месте и стоят, потому что супу-то самого только лужица. Ей-богу, пять ложек не набрал. Сомнения взяли: быть может, нашего брата-писателя лакеи обносят? Смотрю — нет, у всех такое же мелководье. А пирож­ки? — не больше грецкого ореха. Захватил я два, а ка­мер-лакей уж удирать норовит. Придержал я его за пуговицу и еще парочку снял. Тут вырвался он и двух рядом со мною обнес. Верно, отставать лакеям возбра­няется. Рыба хорошая — форели... за рыбою пошли французские финтифлюшки. Как бы горшочек опро­кинутый, студнем облицованный, а внутри и зелень, и дичь кусочками, и трюфелей обрезочки — всякие ос­татки. На вкус не дурно. Хочу второй горшочек взять, а блюдо-то уже далеко. Что же это, думаю, такое? Здесь только пробовать дают?! Добрались до индейки. Не плошай, Иван Андреевич, здесь мы отыграемся. Под­носят. Хотите верьте или нет — только ножки и кры­лышки, да маленькие кусочки обкромленные рядушком лежат, а самая птица под ними припрятана и не­разрезанная пребывает. Хороши молодчики! Взял я ножку, обглодал и положил на тарелку. Смотрю кру­гом. У всех по косточке на тарелке. Пустыня пустыней. Припомнился Пушкин покойный: «„О поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями?" И стало мне грустно-грустно, чуть слеза не прошибла... А тут вижу — ца­рица-матушка печаль мою подметила и что-то главно­му лакею говорит и на меня указывает... И что же? — Второй раз мне индейку поднесли. Низкий поклон я царице отвесил — ведь жалованная. Хочу брать, а пти­ца так нерезанная и лежит. Нет, брат, шалишь — меня так не проведешь: вот так нарежь и сюда принеси, го­ворю камер-лакею. Так вот фунтик питательного и за­получил. А все кругом смотрят — завидуют. А индейка-то совсем захудалая, благородной дородности ника­кой, жарили спозаранку и к обеду, изверги, подогре­ли! А сладкое? Стыдно сказать... Пол-апельсина! Нут­ро природное вынуто, а взамен желе с вареньем наби­то. Со злости с кожей я его и съел. Плохо царей наших кормят — надувательство кругом. А вина льют без конца... Вернулся я домой голодный-преголодный... Пришлось в ресторацию поехать».

Д.И. Хвостов – граф  и басенный соперник Крылова написал:  

Небритый и нечесанный,
Взвалившись на диван,
Как будто неотесанный Какой-нибудь чурбан,
Лежит совсем разбросанный
Зоил Крылов Иван:
Объелся он или пьян?  

Иван Андреевич отомстил по-своему. Он напросился в гости к Хвостову, много ел, а после сытного обеда проспал до вечера на хозяйском диване. 


   
А.Н. Оленин всегда пытался выпросить у царя материальную помощь для Крылова.
Вскоре после начала работы Ивана Андреевича в Публичной библиотеке император, по ходатайству Оленина, назначил ему пенсию в размере 1500 рублей в год.
В марте 1834г. Оленин удачно хлопочет перед царем о прибавлении 3000 рублей к жалованию Крылова.
После увольнения в отставку Крылов получает полное содержание – 2 486 руб. 79 коп. серебром в год сверх пенсии.


Мы ежедневно используем строки из басен Крылова. Здесь приведены некоторые из них:
У сильного всегда бессильный виноват.
А ларчик просто открывался.
От радости в зобу дыханье сперло.
А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь.  


Во II половине жизни Иван Андреевич Крылов опасался резко порицать кого-то, держался нейтральной стороны, стал скрытен и осторожен с людьми.

 

данные материалы взяты из книги О.Д. Голубевой  И.А. Крылов.


Филин и Осел

Лягушка и Вол